АНТИ ВАТАКУ CLUB® V2.0

Каталог статей

Главная » Статьи » Фанфики Наруто.

Лживые зеркала.
Письма приходили ещё несколько раз, и каждый раз Саске подолгу сидел перед монитором, перечитывая становящиеся все более бессвязными фразы, что-то писал в ответ, а после, просмотрев написанное, удалял весь текст и начинал печатать заново. Наруто в такие минуты старался его не беспокоить. Он знал – сколько ни говори Саске о бесполезности такой переписки, тот не станет слушать.
Прошел месяц – отрезок времени, почему-то показавшийся Наруто значительно длиннее, чем он был на самом деле. Саске быстро учился – перенимал у Наруто свои же собственные привычки. Это было странно, но все же, в очередной раз рассказывая Саске что-то вроде «ты любишь сидеть вот так, поджав под себя ногу, и подушку под левый бок всегда подсовываешь», он почувствовал нечто вроде удовлетворения.
Саске постепенно становился собой. Вечерами, когда совсем темнело, он мог несколько минут подряд неотрывно смотреть в оконное стекло. Оттуда на него тревожными глазами смотрело его собственное отражение, и порой Наруто казалось, что Саске что-то шепчет, обращаясь к призраку, который глядел на него с гладкой холодной поверхности стекла. А ещё ему казалось, что Саске о чем-то спрашивает свое отражение, которое жило там, по ту сторону стекла, в заснувшей год назад бездне.
Однажды Наруто вернулся домой ранним вечером, когда уже темнело и на улицах слабым ещё желтым светом зажглись сонные фонари. Саске вернулся раньше него, но свет в квартире был погашен. Наруто не стал зажигать лампу в маленькой прихожей, только сбросил на пол куртку, разулся и неспешно пошел в комнату.
Широкая, полупрозрачная, похожая на водную завесу, штора, которая в течение нескольких месяцев прикрывала окно, была сдвинута в сторону, так, чтобы не закрывать ни сантиметра льдисто-прозрачного стекла. Саске сидел на полу у самого окна, подтянув колени к груди и глядя на черную линию горизонта, которая уже почти сливалась с серым холодеющим небом.
- Так красиво, - сказал он, не отрывая взгляда от непроглядной черной бездны, которая снова глядела в их окно. – Зачем ты повесил карниз? Без занавески намного лучше. Такой… простор.
Наруто с ненавистью уставился на крапинки огней, хаотично рассыпанные тут и там на черном, обманчиво бархатистом фоне.
- Да, - согласился он, чувствуя, как подступает беспокойство. – Ты прав. И правда лучше.
Он сел рядом с Саске на пол, и некоторое время они просто смотрели сквозь холодное стекло, теряясь взглядами в липкой темноте.
- Мы раньше сидели вот так?
Наруто ответил не сразу.
- Да, - сказал он неожиданно осипшим голосом. – Ты любил так сидеть. Смотрел на город, о чем-то думал… Только никогда не говорил, о чем именно.
Саске внимательно смотрел на него, повернув к нему голову и слегка нахмурив брови. Наруто знал, что хмурится он не от того, что сердит, просто запоминает новую информацию. Примеряет на себя настоящего себя прошлого так же, как примеряют прошлогоднюю одежду. Подойдет ли?
Наконец Саске кивнул и отвернулся к окну. Поправил закатанный выше локтя рукав свитера, задумчиво покрутил толстый кожаный ремешок наручных часов, охватывающий левое запястье.
- А ты? – спросил он после недолгого молчания.
- Что – я?
- Ты любил так сидеть? – немного напряженно спросил Саске. – Мне кажется, мы часто сидели рядом. Разговаривали обо всем. Мы ведь друзья, а друзья так обычно делают. Кажется.
Наруто уставился в окно. Свет из прихожей попадал на стекло, так что он видел очертания своего отражения. И отражение Саске тоже видел, справа, совсем нечетко. Там, на поверхности прозрачной тонкой стены, Саске тоже задал вопрос, на который нужно было как-то ответить.
- Нет, - мысленно сказал Наруто. – Мы никогда так не сидели. Ты любил побыть один, так что в такие моменты мы почти не разговаривали. И ты не любил, когда я садился рядом.
Отражение Саске кивнуло в ответ и начало таять, исчезать, пока не пропало совсем. Отражение Наруто смотрело ему в глаза ненавидящим мертвым взглядом.
- Да, - сказал Наруто.
«Да» ударилось о стекло. Бездна взвыла и зашлась визгливым воем тормозов какой-то чересчур разогнавшейся машины.
- Да, - повторил Наруто, всматриваясь в золотистые зрачки своего отражения. – Мы часто так сидели. Хотя я и боюсь высоты, но мне нравилось… Просто болтать с тобой. Было здорово.
Саске кивнул. Наруто показалось, что он улыбается, но сказать наверняка он не мог. Слишком пристально вглядывался в собственное отражение, которое презрительно смотрело на него.
- Знаешь, я почему-то так и подумал, - неожиданно сказал Саске. Теперь он наверняка улыбался – Наруто по голосу понял это. – Давай посидим так ещё немного. Только подожди, я чаю заварю, и вернусь.
Чай был горячий, несладкий и пах бергамотом. Наруто, глядя на то, как Саске довольно щурится, вдыхая ароматный пар, поднимающийся из толстостенной кружки, подумал, что на его губах, наверное, останется свежий вкус чая. Как в тот раз.
Он перевел взгляд на окно. Возвращаясь, Саске зажег настольную лампу, и теперь фигуры на стекле были видны немого четче. Отражения сидели совсем рядом, едва не касаясь друг друга. Наруто захотелось, чтобы его полупрозрачный двойник протянул руку и сжал ладонь Саске, но он только сильнее стиснул в руках горячую кружку.
- Саске, - вдруг спросил он. – Как ты ко мне относишься?
- В смысле? – немного удивленно отозвался тот. – Ты мой друг. Лучший. Если честно, единственный, больше из своих друзей я никого не знаю.
Это прозвучало настолько нелепо, что Наруто даже разозлился, хотя делать этого было ни в коем случае нельзя. Впрочем, лгать тоже было нельзя, а это табу он уже нарушил. На мгновение ему показалось, что теперь все не важно, что честность хороша до определенного момента, а ради некоторых целей можно и солгать. А вдруг потом все будет хорошо, прямо так, как казалось в те секунды, когда у них с Саске было одно дыхание на двоих. А вдруг все наладится? Вдруг Саске тоже станет счастливее? Или к нему вернется память и окажется, что лучший друг его предал ради себя и своих желаний?
Победителей не судят, - невнятно пробормотало отражение Наруто.
- Ты о чем? – удивленно переспросил Саске.
Наруто встряхнулся. Пятерней прочесал непослушные волосы.
- Ни о чем, - раздраженно сказал он. – Я спросил, как ты ко мне относишься, а ты мелешь какой-то бред про то, что я единственный. Я не это хотел узнать. Ответь, пожалуйста, нормально.
- Хорошо, - немного подумав, сказал Саске. – Я отношусь к тебе хорошо. Доволен? Не понимаю, почему ты так разнервничался.
- Потому что я тебя любил, - очень внятно сказало отражение.
Наруто не успел его остановить. Да, честно говоря, и не пытался.
Саске молчал долго. Секунды тянулись, вязли в ночной глухой темноте за окном, с трудом просачивались сквозь стекло. На улице время шло быстрее, а в квартире – очень медленно.
- Ты серьезно?
Наруто дернул плечом. Ему не нужно было отвечать. Саске и так понял. И даже не должен был говорить что-то в ответ. Наруто тоже и так все понял.
По крайней мере, он попытался.
- Я не помню ничего, - тихо сказал Саске. – А я тебя любил?
- Не знаю.
Саске помолчал, рассматривая полупустую кружку.
- А сейчас? – тихо спросил он. – Сейчас ты меня любишь?
Наруто вздохнул.
- Это сложно, - сказал он. – Порой мне хочется проснуться, и чтобы ты был таким, как раньше. Чтобы помнил все. Иногда хочется тебе врезать, но я не могу, я понимаю, что это просто от безысходности. Иногда мне кажется, что ты совсем другой человек, а я знал какого-то другого Саске.
- Значит, ответ – «нет»?
Наруто сам много раз задавал себе этот вопрос. Но только сегодня, глядя в глаза своему бледному отражению, он, кажется, нащупал ниточку к правильному ответу. К тому пути, который помог бы им обоим жить в настоящем и отказаться, наконец, от наполовину вылинявшего истертого прошлого.
- Я просто заново начинаю тебя любить, - сказал он. – Это как с привычками. Раньше ты пил только чай, а теперь все чаще – кофе. Мне нравился запах чая. Запах кофе мне нравится тоже. Ты другой, меня это злит. Но, так или иначе, ты – это ты. Понимаешь?
- Кажется, - кивнул Саске.
Наруто улыбнулся и глотнул из своей кружки остывшего горьковатого чаю.
- Я ничего не требую, - сказал он, облизнув губы. – Мне показалось, ты должен знать, вот я и сказал. Если ничего не… Ну, в общем, если ты ничего не вспомнишь, тогда не нужно. Притворяться… Глупо как-то. Значит, все так и должно быть. Просто скажи, что ничего не чувствуешь.
- Дай мне немного времени, - тихо сказал Саске.
- Что?
- Пару дней. Я попробую в себе разобраться. Такими вещами не шутят, знаешь ли.
- А… Пару дней… Конечно. Сколько понадобиться. Я не тороплю.
Конечно, нескольких дней было недостаточно для того, чтобы возродить что-то, чего, может, и не было никогда. И «пара дней» – это вовсе не обязательно именно два. Пара дней может растянуться на несколько месяцев. Наруто подсознательно понимал, что все так и будет.
Вечером, а точнее, уже почти ночью, они привычно пожелали друг другу приятных снов и легли – Саске на диване, Наруто – на футоне, постеленном у противоположной от окна стены. Было темно, и, лежа лицом к окну, он видел далекую полосу горизонта, небо над которым было чуть светлее, будто бы кто-то подсвечивал её с противоположной стороны. В комнате было совсем темно. Оконное стекло, лишившись пленки отраженного света, утратило свои колдовские зеркальные свойства. Наруто больше не видел своего отражения. Зато он ещё острее, чем раньше, ощущал близкое присутствие проснувшийся бездны. Беспокойно ворочался, стараясь устроиться поудобнее, но в итоге все равно оказывался лежащим к окну лицом.
Где-то через час он почти задремал – сказалась накопившаяся за день усталость. Очнулся от того, что почувствовал рядом движение.
Саске, закутавшись в одеяло, прилег рядом с ним на футон. Его глаза тревожно поблескивали в темноте. Неспокойный взгляд отвлекал от беспрестанно мерцающих звезд, бисером рассыпанных в окне, оказавшемся за его спиной.
- Что? – одними губами шепнул Наруто.
Саске высвободил из-под одеяла руку. Ткань от его движений сминалась, приятно и негромко шуршала. Он коснулся ладонью щеки Наруто, погладил от скулы до линии нижней челюсти, потом – от виска ко лбу, под взъерошенной челкой. Его рука была теплой, осторожной и слегка дрожала.
- Все хорошо, - шепнул он, глядя на Наруто невозможно глубокими глазами. – Ты боишься высоты, да? Хочешь, я шторы задерну?
- Не нужно, - почти неслышно отозвался Наруто. Саске теперь гладил его по волосам, как маленького. В его движениях чувствовалось что-то незнакомое, то, чего прежде Наруто никогда в нем не замечал. Забота, что ли. Непривычно, но теперь ко многому приходилось привыкать заново.
- Спи, - шепнул Саске, легонько коснувшись указательным пальцем кончика его носа. – Завтра вставать рано.
Наруто хотел было возразить, отправить его ночевать обратно на диван, спросить, зачем он лег рядом и откуда догадался про страх и про бездну, но не стал делать ничего из этого. Вместо этого он прикрыл глаза и кивнул.
- Доброй ночи, - шепнул Саске, проводя подушечками пальцев по его векам. Наруто мог поклясться, что он улыбается.
***
То, что теперь ничего не будет, как раньше, Наруто понял утром. Окончательно убедился следующей ночью.
Саске ничего не говорил, вел себя так же, как и до этого. Только засыпали они теперь обнявшись, и тесно прижавшись друг к другу. Никакого секса. Наруто даже думать не хотелось про секс. Это было совсем другое, ничего общего с пошлой близостью. Они стали немного больше, чем друзьями, но определенно не любовниками. Наруто очень четко чувствовал эту перемену, и ему все чаще казалось, что их отношения больше похожи на братские. Саске заботился о нем так, будто он и вправду был его братом, хотя все должно было быть совсем наоборот.
Нельзя сказать, что Наруто это не нравилось. Но он чувствовал беспокойство и не сразу понял, чем оно было вызвано.
Раньше все было с точностью до наоборот.
Наруто заботился о Саске.
Нет, тот был более чем самостоятельным, любую помощь воспринимал как личное оскорбление, да ещё и язвил так, что пропадало всякое желание пытаться ему помочь. И все же, все же…
Наруто заботился о нем, Саске сначала ершился, злился, иногда просто делал вид, что не замечает, но Наруто все равно чувствовал, что тот ему благодарен. Это и значит – понимать без слов. Только теперь все поменялось, и Наруто слегка растерялся. Саске вел себя так же, как раньше – он сам, а тот был совершенно не готов к такому повороту событий. Сопротивлялся.
- Знаешь, у меня такое ощущение, что ты считаешь меня балбесом-недорослем, - сказал он как-то вечером.
Они сидели рядом на диване и смотрели что-то американское. На экране бегали, клубился дым, почва проваливалась под ногами персонажей и оттуда лезли какие-то наполовину сгоревшие твари. Блондинка – главная героиня – визжала, и все время куда-то бежала. Твари следовали за ней, то пропадали, то снова появлялись. Саске хрустел яблоком и, казалось, был полностью поглощен метаниями героини. Наруто даже показалось, что за воем киношной сирены, неожиданно вырвавшемся из динамика, Саске не услышал его вопроса. Но он ошибся.
- Почему тебе так кажется?
Наруто уставился на экран. Там было светло, показывали засыпанный пеплом город.
- Не знаю. Просто так.
- Просто так ничего не бывает.
По ту сторону экрана пепел кружился в воздухе, падал на тротуар.
«Под городом горят торфяники. Где-то внизу.»
- В этом что-то есть, да? – неожиданно сказал Саске. – Вроде бы ты видишь все, что вокруг тебя. Чувствуешь землю, на которой стоишь. И вот парадокс – ты совершенно уверен в том, что она есть и никуда не денется, а что под ней на самом деле, не знаешь.
- Камни и песок, ниже – расплавленная магма, это каждый школьник знает, - вздохнул Наруто. – Слушай, что это за фильм?
- Сайлент хилл.
- А-а-а.
Они немного помолчали. Героиня металась по заброшенной школе, выглядывала в заколоченное окно. Она что-то искала. Наруто не знал, что именно, но подумал, что, наверное, это что-то очень важное.
Саске вздохнул, искоса глянул на него, расслабленно потянулся и мягко привалился плечом к его боку.
- Она потеряла дочку, - проговорил он вполголоса. Наруто молча обнял его, потер ладонью его плечо, повернулся, чтобы быть поближе, ткнулся носом в его волосы, вдохнул теплый приятный запах.
Было тепло и спокойно, а американская беготня на экране нисколько не пугала. Хотя, наверное, должна была. Какой там холм, или как там его, если рядом Саске, если он лениво жмурится, привалившись плечом к боку Наруто, и, кажется, собирается задремать, даже глаза закрыл.
Наруто не выдержал, протянул руку и убавил звук почти до ноля.
- Я смотрю, - немедленно отозвался Саске, не открывая глаз.
- Ты спишь, - возразил Наруто.
- Нет, смотрю. Верни, как было.
- Тебе что, нравится?
Саске кивнул. Пришлось вернуть.
Несколько минут было тихо, только по заключенному в плоский прямоугольник телевизора городу бегала давешняя американка. Наруто даже увлекся её беготней, и почти прослушал, когда Саске негромко позвал его по имени.
- Что?
- Я хотел спросить, - чуть охрипшим после молчания голосом произнес Саске. – Давно хотел, все не решался. Это очень личное, наверное. Скажи, мы когда-нибудь занимались любовью?
Было такое ощущение, что кровь отхлынула от головы, прилила к сердцу и, свернулась там ледяным комом, прижала легкие, не давая возможности нормально вдохнуть.
- Что? – повторил Наруто немного севшим голосом. – Почему ты спрашиваешь?
- Ты сказал, что любил меня, - пояснил Саске. Внешне он был спокоен, даже веки не дрожали, но Наруто знал, что он не настолько расслаблен, насколько кажется. – Разве это не естественно? Когда люди любят друг друга, они обычно занимаются любовью. Мы раньше тоже?..
- Нет, - быстро отозвался Наруто. – Никогда.
Один поцелуй, больше похожий на простое прикосновение губ к губам, не в счет. Никак нельзя сказать, что тогда они занимались любовью. Или все-таки занимались, просто не в том масштабе? И занялись бы, если бы все пошло чуточку по-другому?..
- Почему?
Наруто нахмурился, погладил его по голове, пропуская грифельно-черные пряди волос сквозь пальцы.
- Так получилось.
Саске слегка повернул голову, подставляя затылок под ласковую руку.
- Почему так получилось? – спросил он, пытливо глядя на Наруто из-под опущенных ресниц.
- Ты сказал, что мы поговорим об этом, когда ты вернешься, - пробормотал Наруто. Ему не нравился этот разговор, он чувствовал себя так, будто бы внутри что-то гнило. Отчетливо ощущал лживую мерзость, в которую сам постепенно превращался. Но было уже слишком поздно.
Наруто держали самые прочные цепи, которые только можно придумать. Одна из них – страх. А вторая…
- Я вернулся, - сказал Саске и улыбнулся. – Мы можем поговорить, верно?
- Можем, - согласился Наруто.
Они замолчали.
По-настоящему так и не поговорили. Может, это было и к лучшему. Не нужно было лгать, гася чувство вины затапливающим все существо сиюминутным счастьем. Не нужно было говорить.
Вечером, когда они собирались спать, Саске обнял его со спины. Наруто чувствовал его дыхание на обнаженной коже шеи. Его кожа была всё ещё влажной после душа. Отяжелевшие, словно налившиеся жидким темным золотом пряди волос небрежно разметались в стороны. Его окутывал запах цитрусовых и мяты, махровое полотенце, обернутое вокруг бедер, давило на тело мягкой тяжестью.
Наруто не видел Саске. Распаренную кожу щекотала ткань свитера - Учиха прижимался грудью к его голой спине. Саске немного наклонил голову и несмело коснулся губами плеча Наруто, прохладные ладони коснулись его напрягшегося живота. Дыхание дразнило и без того ставшую чувствительной кожу.
Наруто подался назад, плотнее прижимаясь спиной к нему, к теплой и колкой шерстяной ткани его свитера, рукой накрыл его сошедшиеся над краем полотенца ладони.
- Ты хочешь?.. – выдохнул он. – Именно ты сам, сейчас? Хочешь?..
Саске не ответил, только сильнее прижал Наруто к себе и снова коснулся губами его плеча.
То, что они делали, наверное, и называется «заниматься любовью».
Она была в каждом жесте, прикосновении или поцелуе. Как будто оба боялись спугнуть друг друга. Как будто оба хотели запомнить эти несколько минут на всю оставшуюся жизнь. Как будто – непонятно почему – это их первый раз может стать последним.
Но это глупости, какой такой последний? Все ведь хорошо. Все ведь так хорошо…
Наруто позабыл о прошлом, которое казалось рассыпанной мозаикой. Не думал о будущем, потонувшем в густом белом тумане. Не чувствовал вины. Все, что он мог воспринимать – это Саске.
То, как он дышит. То, как касается губами мочки его уха. То, как его ладони скользят по животу, неуверенно массируя кожу. То, как он удивленно втягивает воздух, когда Наруто поворачивается к нему лицом и заглядывает прямо в глаза.
Как в прошлый раз. Да, это и вправду не было минутным наваждением.
Синие глаза темнеют. Черные отливают аквамарином.
Они вливаются друг в друга – теплом дыхания, взглядами, прикосновениями рук. Они становятся единым целым.
Полотенце упало на пол.
Телом Наруто чувствовал, как скользит по нему чужой взгляд. Как Саске изучает, запоминает, рассматривает его в мельчайших подробностях. Как ни странно, нагота не причиняла ему неудобства. Только не с Саске. Рядом с ним это было до одури естественно.
Саске касается подушечками пальцев старых, полученных ещё в детстве, шрамов, дотрагивается до груди, до россыпи родинок на левом боку.
Прикосновения щекотали кожу. Приятно и немного страшно.
Ладони гладят бока, скользят на спину, проводят параллельные линии с двух сторон от позвоночника.
Наруто, повинуясь его рукам, подвинулся вперед, оказавшись совсем близко.
Они целовались. Долго, впитывая вкус друг друга, вдыхая согретый дыханиями воздух. Они целовались целую вечность, или чуть больше. Врут те, кто говорит, что при поцелуях не хватает дыхания. Просто оно - одно на двоих, и его нужно уметь разделить.
Шерстяной свитер упал на пол около их ног, накрыв влажное ещё полотенце.
Делили, цедили воздух по капле, смешивали вдохи с шепотом. Наруто закрыл глаза, потому что голова непонятно от чего нестерпимо кружилась. Ласки плавились, волнами разгоняя тепло по коже. От него стало щекотно ступням, ослабели, сделались ватными колени, закололо кончики пальцев.
- Лечь, - судорожно шепнул он в перерыве между поцелуями. – Лечь надо, а то… а то упадем.
Саске кивнул. Волосы у него растрепались, длинная челка упала на глаза, тени от черных прядей пересекались с самими прядями, так, что его лицо было почти скрыто.
Они торопливо и неловко отступили назад. Наруто угодил ногой на скомканное полотенце, поскользнулся, с размаху сел на разложенный диван. Пружины скрипнули под его весом. Опускаясь, он притянул Саске вплотную к дивану и тот теперь стоял над ним, нерешительно глядя на Наруто сверху вниз.
Короткая передышка немного отрезвила обоих. Саске замер, не пытаясь ни приблизиться, ни наклониться, и его глаза снова тревожно заблестели.
- Все так? – спросил он неожиданно. – Все правильно?
Наруто широко распахнул глаза. В комнате было совсем темно, только полупрозрачный дымчатый свет проникал сквозь окно. Он поднимался с самого низа бездны, поэтому был таким слабым, что почти ничего не было видно.
Наруто очень хотелось бы видеть лицо Саске. Поймать его чувства. Застать врасплох.
Но в комнате было совсем темно, и поэтому пришлось полагаться на осязание.
Наруто осторожно уцепил Саске за штрипки на вытертых домашних джинсах. Потянул на себя, запрокинул голову, стараясь разглядеть его лицо. Ему почудилось, что глаза Учихи влажно и отчаянно блестят, но это мог быть просто случайный отсвет тусклого обессиленного света.
Он коснулся губами его живота, отстранился на несколько миллиметров, согревая кожу дыханием. Погладил подушечками пальцев мягкую старую ткань джинсов, не пытаясь ни стянуть её, ни сдвинуть. Не хотел торопиться.
Снова поцеловал – немного ниже, снова отстранился, напитываясь запахом горячего тела, теплом и близостью, ощущением вседозволенности. Саске был рядом, позволял делать с собой такое, позволил бы все, если бы Наруто захотел – он знал это. Можно было бы грубо, быстро и смято, можно было мучительно медленно, можно было бы повторить что-то из прошлого, пусть не слишком богатого опыта, можно было бы умело и уверенно. Но это было бы совсем не то.
Хотелось именно так. Запомнить его. Изучить. Узнать о нем все. Впитать его запах, упиться им допьяна, узнать вкус его кожи, его поцелуев, чувствовать под пальцами его пот, под ладонями – его дрожь, слушать торопливые удары его сердца и, прижавшись щекой к груди, ощущать движения грудной клетки. На вдох и на выдох. Поднимается и опадает. Часто.
Это и значит – заниматься любовью, а не чем-то, что лишь отдаленно её напоминает.
Он прикрыл глаза – так осязание, обоняние и слух многократно обострились. Чувствовал, как напрягаются мышцы живота Саске, слышал, как тот втягивает воздух, инстинктивно подавшись назад. Наруто придержал его, положив ладони на поясницу, что-то ободряюще пробормотал и коснулся его кожи языком, проводя неровную влажную полосу, отодвинулся и слегка подул. Кожей ладоней ощутил на боках Саске появившиеся мурашки. Улыбнулся.
Собственное удовольствие не казалось таким важным, как удовольствие Саске. Наруто хотелось почувствовать его четче. Получить не только тактильное, но и осознанное подтверждение тому, что все, что он делает – верно. Что это нравится не только телу Саске, но и ему самому.
- Так хорошо? – шепнул он, на мгновение открыв глаза. Саске стоял, зажмурившись. У него немного дрожали руки, и дышал он чуть чаще, чем обычно. Быстро облизнув губы, он кивнул, но глаза так и не открыл.
Наруто ласкал его живот губами, гладил спину, иногда забираясь под ткань джинсов. Дул на стынущие на коже следы от поцелуев, разминал пальцами напрягшиеся мышцы, ловил его дрожащие руки и целовал правое запястье - левое плотно охватывал ремешок часов. Он ласкал, подталкивал, дразнил, распалял. Ждал.
Саске застонал, едва слышно, сквозь судорожно стиснутые зубы.
Стон прозвучал почти как просьба.
Наруто осторожно расстегнул крупную железную пуговицу на его джинсах. Она поддалась не сразу, он почти до боли прижал палец к железной округлой грани, вдавливая её в прорезь старой ткани. Потом потянул вниз молнию. Хотелось продлить удовольствие, и он плавно сдвигал вниз старую джинсу, подцепив её сверху вместе с тонким хлопком нижнего белья. Припал губами к животу, выцеловывая дорожку вниз, ниже уровня ремня, ниже полосы, где лишенная загара кожа становилась ещё светлее.
Саске неожиданно ухватил его за плечи. Наруто уже почти спустил джинсы, уже дотронулся подушечками пальцев до выступающих тазовых косточек, приласкал тонкую кожу сгиба бедра. Он отстранился, повинуясь рукам Саске, и бросил на того вопросительный взгляд. Больше всего он боялся, что услышит отказ или что-то подобное. Только не теперь, когда все реально, и фантазия, наконец, обрела запах, вкус, тепло, которые можно было ощутить. Только не теперь, когда Саске так близко и…
- Не нужно, - хрипло прошептал он, отводя руки Наруто. – Не нужно так. Это унизительно.
- Унизительно?.. – эхом отозвался Наруто.
Саске опустился на колени. Теперь он смотрел на Наруто снизу вверх. Нервным движением отвел челку и взволнованно облизнул губы. Его глаза были совсем черными.
Ведьмин камень. Безумие первобытных инстинктов. Отсветы полумертвого света. Бесконечная бездна ночи и высоты за окном. Страх. Желание. Любовь?
Они снова упивались поцелуями. Отстраниться от чужих губ, сладковато-пряных, было так же невозможно, как перестать дышать. Не ощущать под ладонями горячей влажной кожи – так же невозможно, как перестать думать. Время стало измеряться количеством прикосновений. И мир, который существовал три касания назад, казался призраком. Он постепенно отмирал. Сужался. Уменьшался в объеме, пока не сжался до размеров одной крошечной комнаты с окнами в пол и бездной, прильнувшей к самым стеклам.
Жесткие пружины дивана скрипнули под их весом. Саске наконец избавился от одежды и теперь Наруто мог в полной мере насладиться его наготой. Он целовал, ласкал, трогал языком каждый чувствительный участок на его теле, изучая, запоминая, распаляя ещё больше. Саске дрожал под его руками, прикусывал губы, когда Наруто касался какого-нибудь особенно чувствительного места. Отвечал ласками на ласки, царапал его спину между лопатками, отчего Наруто вдоль позвоночника пробирал холод, гладил местечки над ключицами, грел дыханием участки кожи за ушами.
Стены наползали на них, пространство сужалось, воздуха становилось все меньше, и вскоре его уже отчаянно не хватало. Они оба задыхались, горели, продолжая поддерживать огонь, охвативший их тела. Разум отключился, остались только инстинкты. Мыслей не было, существовали только чувства. Запреты исчезли, зато желания становились все ярче.
- Хочу тебя, - невнятно прошептал Наруто, припав на миг к шее Саске губами. – Хочу… тебя, - он прикусил тонкую светлую кожу и едва удержался от стона, почувствовав прикосновение пальцев к низу живота. Он выпрямился, намереваясь вовлечь Саске в очередной поцелуй, от которого стало бы тяжело в затылке, а кровь зашумела бы в висках, но тот неожиданно коснулся его щеки правой рукой.
Шепот был почти неслышен. Пожалуй, даже звук участившегося дыхания заглушил бы голос.
- …возьми.
Что-то надорвалось, точно треснул сковывавший сердце железный обруч. Треснул, рассыпался и исчез, и стало жарко, сладко, пьяно, и счастье стиснуло виски до того, что сильно закружилась голова.
Наруто коснулся горячих губ Саске, прикрыл глаза, постепенно углубляя поцелуй. Заставлял себя не торопиться, продлевал секунды удовольствия, смаковал ощущение счастья, которое наполнило его до конца, до последнего нерва.
- Хорошо, - прошептал он, оторвавшись на миг от губ Саске, и приподнявшись над ним. – Теперь все будет хорошо, – одной рукой он поглаживал сильное бедро, мягким нажимом заставляя Учиху развести ноги.
Саске кивнул, приподнялся на локтях, потянулся к губам Наруто. Поцеловал – так же неторопливо, плавно, передавая ласку, накопившуюся нежность, тепло… Наруто прикрыл глаза и только чувствовал, что он постепенно разводит ноги шире, ощущал, как бедра Учихи стискивают его бока.
Не разрывая поцелуя, он инстинктивно двинулся вперед, прижимаясь ближе к Саске. Ощущение горячего тела рядом – совсем рядом – отозвалось почти болезненной волной внизу живота.
- Помоги мне, - выдохнул он в губы Саске. Почти умоляюще.
Тот кивнул, скользнул рукой между их телами, проводя ладонью по животу Наруто, почти вплотную прижавшемуся к его собственному. Наконец осторожно обхватил рукой его член, направляя в себя. Наруто чувствовал, как головка вжимается в тело Саске, начинает проникать внутрь. Он охнул, не сдержавшись, качнул бедрами – Саске отозвался сдавленным всхлипом. Это мгновенно отрезвило начавшего терять рассудок от ощущения горячей плоти вокруг себя Наруто. Он встряхнул волосами и внимательно всмотрелся в лицо Саске. Тот казался спокойным и расслабленным, только побледневшие губы и капли слез в уголках влажных черных глаз выдавали его боль.
- Я сейчас, - прошептал Наруто, касаясь его левого века губами. – Потерпи немного, я постараюсь… чтобы было не так… я что-то делаю неправильно?
Саске не ответил.
На губах было солоно от вкуса его кожи, пота и слез.
Движения стали мучительно медленными. Наруто чувствовал, как Саске раскрывается перед ним, чувствовал его бешено колотящееся сердце, чувствовал, как болезненная судорога сводит мышцы его бедер, заставляя сжимать ноги плотнее, замыкая вжавшееся в него тело в тиски.
Он двигался только вперед, изо всех сил стискивая зубы и молясь, чтобы выдержки хватило на то, чтобы дать Саске время привыкнуть. Но те ощущения, которые Наруто испытывал, сводили волю почти на нет.
Горячо. Влажно. Мускусный запах становится сильнее, дразнит ноздри, заставляет тянуть воздух, как делают это дикие животные. На языке вкус кожи смешивается со вкусом крови искусанных губ. Кажется, ещё немного, и можно сорваться, не выдержать…
Последний толчок.
- Люблю тебя, - выдохнул Наруто в приоткрытые губы Саске. И двинулся назад. Медленно, чувствуя, как плотно охватывает его тугое тепло.
Саске глухо застонал, дернувшись под ним – двигался он к Наруто или от него, было не разобрать.
- Люблю, - снова шепнул Наруто, коротко куснув его плечо. – Са-аске…
Он снова двинул бедрами вперед.
Инстинкт подсказывал, что нужно делать. Немного изменить угол проникновения и входить не очень глубоко. Скользнуть рукой между прижавшимися друг к другу телами, приласкать его член, даже не смотря на боль, твердый и горячий. Осторожно поглаживать его, потирая головку, сдвигать кожу на всей длине, и все это – так, чтобы движения совпадали с ритмом движений.
Через несколько толчков Саске приоткрыл глаза и облизнул губы. Ещё через пару – запрокинул голову, разметав угольного цвета волосы по сбитой простыне. Застонал, вцепившись в неё, сжимая и разжимая руки.
Запах, вкус, стоны, ритмичный скрип пружин, подрагивающее тело Саске, горячее, полностью раскрывшееся – Наруто сходил с ума от всего этого, пытался насытиться и все равно не мог получить достаточно.
Саске выгибался ему навстречу, сжимал его бедрами, чтобы не дать отстраниться, часто облизывал пересохшие губы. Наруто хотелось целовать его, но он сдерживался. Только в самом конце, когда их движения стали отчаянно рваными, торопливыми и яростными, он притянул Саске к себе, прижался губами к его рту, как будто без этого задохнулся бы.
Саске всхлипнул в поцелуй. Его тело напряглось, вдоль спины пробежала дрожь, руки сильнее сжали простынь. Мышцы его живота сокращались, перекатываясь под кожей, дыхание стало рваным и неравномерным. Он распахнул глаза, отчаянно взглянул на Наруто, обхватил его за плечи, уткнувшись лицом в его плечо, и протяжно охнул, впившись зубами во влажную золотистую кожу.
Наруто сильно вжался в него, чувствуя, как спазматически сокращаются мышцы его тела. Потом рывком вышел и глухо застонал, прижавшись щекой к виску Саске. Чувствовал, как смешивается их семя, пачкая обоих.
Первое время он не мог двигаться. Во всем теле чувствовалась чудовищная тяжесть и невообразимая пустота. Как будто ничего из всей гаммы чувств, которая металась по его нервам секунду назад, не осталось. Как будто все превратилось в черный пепел.
Но постепенно, за несколько секунд, показавшимися вечностью, все вернулось. Наруто осторожно приподнялся, глядя на Саске. Тот тяжело дышал, лежал с закрытыми глазами.
- Саске, - прошептал Наруто, касаясь губами его ресниц. – Саске… Мой Саске.
Он поцеловал скулу, висок, ткнулся носом во влажные волосы и замер. Счастье снова навалилось на него огромной теплой ватной грудой, светлой, полупрозрачной, бесконечной. Саске рядом, теперь он его, он принадлежит Наруто. Он сам этого хотел, он так решил, он больше не уйдет и не исчезнет, и ничего не забудет, потому что такое невозможно забыть.
- А если опять все забудешь, я тебе расскажу, - прошептал Наруто, прижимая его расслабленное тело к себе.
Саске приоткрыл глаза, протянул руку и дотронулся ладонью до его виска.
- Такое не забыть, - шепнул он, привычно поглаживая его скулу. – Никогда и ни за что.
***
Дальше были три месяца бесконечного, пьяного, очумелого счастья. Они засыпали рядом и просыпались, обнявшись. Вечерами торопились домой, только чтобы больше времени проводить вдвоем. Оба их мира замкнулись в стенах этой квартиры, сплавились, потеряв всякую возможность отделиться.
И, самое главное, пришла уверенность в том, что худшее позади. Все закончилось, Саске больше никуда не пропадет, не исчезнет, постоянно будет если не рядом, то в пределах досягаемости. Он уже почти полностью стал таким, как был раньше. Только не исчезла любовь к кофе, а так…
Он снова тянул рукава свитеров, когда задумывался, вечерами часто и подолгу сидел напротив окна и смотрел вдаль. Только теперь Наруто сидел рядом. Иногда они разговаривали, пили чай, иногда просто молча сидели рядом. И Наруто постепенно чувствовал, как отступает страх перед бездной, которая жила по ту сторону стекла. А однажды, посмотрев в окно, понял, что никакой бездны нет. Там, снаружи, вечерний, принарядившийся в сотню огненных гирлянд, город. И высота, черная ночная высота, кажущаяся бесконечной из-за отсутствия яркого света. И больше ничего там нет.
Это было последним, через что нужно было переступить. Наруто обрезал свой страх, оставив его в прошлом, в том периоде жизни, когда Саске не было рядом.
Сейчас Саске стал принадлежать ему, и страху нечего было делать рядом с окутавшим их обоих полновесным счастьем. Он исчез, будто истаял. И Наруто был совершенно уверен, что больше он никогда не вернется.
Через двенадцать недель и четыре дня, вечером, почти ночью, Саске кто-то позвонил.
Наруто проснулся от того, что Саске осторожно высвобождался из его рук.
- Что? – сонно пробормотал он. – Что случилось?
Саске молча показал ему гудящий мобильник и выскользнул в коридор. Наруто дернул плечом, зевнул и снова устроился на нагретом местечке. Тогда он ещё не знал, что это был за звонок. Поэтому заснул спокойно.
Утром он проснулся рано, но Саске рядом уже не было. Наруто нашел его на кухне. Он сидел, скрестив ноги, перед окном, за которым розовело серое сонное небо, и сжимал правой рукой запястье левой, положив ладонь поверх широкого ремешка часов.
- Ты чего? – удивленно проговорил Наруто, включая чайник. – Плохой сон приснился?
Саске покачал головой, продолжая поглаживать кожаный ремешок.
- А что тогда? – удивился Наруто. – Я вчера не слышал, как ты вернулся. Эй, ты вообще ложился? После того звонка? Или нет?
Саске снова покачал головой. Потом обернулся.
- У меня брат умирает, - сказал он будничным спокойным голосом. – Вчера… это из больницы звонили. Нужно приехать. Первый поезд через два часа, я на нем…
- Я с тобой, - быстро сказал Наруто. – Одного не отпущу. И не мечтай даже.
- Все будет нормально, - сказал Саске едва слышно. – Я справлюсь.
Наруто показалось, что он говор
Категория: Фанфики Наруто. | Добавил: Soul-Eater (09.03.2011)
Просмотров: 1077 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
This forum neeedd shaking up and you've just done that. Great post!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вторник
20.02.2018
16:40
Профиль
Музыка
Поиск
Меню картинок
Новости [8]
Фанфики Наруто. [9]
Фанфики из аниме Наруто
Опрос
Как вы попали на наш сайт?
Всего ответов: 201
Наш Чат ^_^
200
ВКонтакте
Ваши данные
Пользователи сайта
Статистика
Всего: 123
За месяц: 0
За неделю: 0
Вчера: 0
Сегодня: 0
Из них
Администраторов: 4
Модераторов: 3
Проверенных: 4
Забаненых: 0
Обычных юзеров: 123
Из них
Парней: 89
Девушек: 34

_____________________________
Кто онлайн:
Всего в бункере: 1
Прохожих: 1
Жителей: 0
_____________________________
Нас посетили:
Нас посещают из...
Друзья сайта